Приморский детский краевой клинический фтизиопульмонологический центр

690024, Владивосток, ул. Вторая, 21
8 (423) 238-80-76, охр. 225-34-70
Судьбоносный выбор профессии и больницы

Судьбоносный выбор профессии и больницы 12.09.2022

Судьбоносный выбор профессии и больницы


В преддверии 75-летия детского фтизиопульмонологического центра (ранее Приморской детской туберкулезной больницы) мы продолжаем цикл публикаций о сотрудниках, внесших неоценимый вклад в развитие медицинской помощи маленьким пациентам с туберкулезом. Сегодняшний очерк посвящен бывшему психотерапевту медучреждения, врачу высшей категории и отличнику здравоохранения Анастасии Витальевне Гороховой.

Анастасия Витальевна попала в больницу случайно, но тот выбор стал для нее судьбоносным. Доктор переехала в 1997 году во Владивосток из Магадана и начала искать работу в системе местного здравоохранения. Ей посоветовали обратиться в детскую туберкулезную больницу. По специальности Анастасия Витальевна была неврологом, прошедшим несколько курсов учебы по психотерапии. Посоветовавшись с главным врачом Вячеславом Викторовичем Глушко, доктор решила продолжить работу в этом направлении – совершенно нового для тогдашней медицины.

Уже через два года, получив необходимые знания, Анастасия Витальевна написала заявку на получение гранта для открытия в больнице специализированного кабинета по оказанию психотерапевтической помощи. Очень сильно молодому доктору в этом вопросе помогала профессор Людмила Николаевна Мотанова. Она подарила коллеге свою книгу по подростковым психопатиям, которая и стала отправной точкой развития молодого врача в новой специальности. Своей работой Анастасия Горохова начала формировать подход к туберкулезу, как к психосоматическому заболеванию. В частности, при углубленном обследовании некоторых юных пациентов врач выявляла ранее перенесенное детьми насилие, что усугубляло течение основного заболевания. Доктор работала с ними и добивалась хороших результатов в плане дальнейшего выздоровления.

«Работать было интересно, я начинала развивать направление с нуля. В то время стигматизация туберкулеза была на таком же уровне, что и психиатрии и мы последовательно преодолевали сопротивление многих коллег даже на государственном уровне. Но нас тогда очень поддержал губернатор и детский фонд под руководством Галины Наздратенко. В 2009 году вышли новые порядки медицинской помощи, где было определено, что открытие кабинетов психотерапии во фтизиатрических стационарах должно быть в обязательном порядке», - вспоминает Анастасия Витальевна.

В то время в больнице собралась хорошая команда молодых специалистов. Среди них рентгенолог Татьяна Борисовна Степанова, лор Мария Сергеевна Сария, физиотерапевт Анастасия Дмитриевна Захарова. А работать с опытной Александрой Дмитриевной Яшуниной было для молодого доктора огромным удовольствием. Она одна из первых с интересом отреагировала на работу Анастасии Витальевны. Чувствовала доктор поддержку от Вячеслава Викторовича и Людмилы Николаевны.

Доктор постоянно проходила различные учебы как по классической психотерапии, так и по ее разновидностям – кризисной, телесно-ориентированной и арт-терапии. Когда в больнице открыли палату реанимации Анастасия Витальевна очень много работала с медсестрами, родителями и детьми старшего возраста. Это снижало болевые ощущения юных пациентов и уменьшало время на выздоровление. Запрос на психологическую помощь детям от родителей был колоссальный.

«Когда ты увлечен и точно понимаешь значимость проекта, то и другие люди тоже начинают видеть эту очевидность. Мы проводили много клинических разборов, объясняли медсестрам психосоматику заболеваний легких. Расхожее мнение о том, что туберкулез – заболевание малоимущих было опровергнуто двумя годами моей деятельности. Мы понимали, что дети из благополучных семей болеют чаще и тяжелее. И стресса у них больше, потому что после выявления болезни в их жизни изменяется очень многое. Родители так заняты на работе, что не могут уделить своему ребенку должного внимания. Многие дети перенесли психологическую травму и на фоне нее заболели туберкулезом. В то время психотерапии была чем-то сродни эзотерике. Но мне хватило нескольких лет, чтобы коллеги начали понимать и относиться ко мне как к специалисту, который может им помочь», - отмечает доктор.

Специалисту очень помогали и различные социальные движения – сделать детскую площадку, закупить профессиональный линолеум, полноценно оборудовать кабинет. Кабинеты Анастасии Гороховой резко отличались от остальных. В одном из них был оборудован гипнотарий с четырьмя комфортабельными диванами, напоминавший детям домашнюю обстановку. Через арт-терапию и гипнотерапию специалисты успешно лечили энурезы у юных пациентов.

Занималась Анастасия Витальевна профилактикой суицидов у детей, у которых из-за болезни в жизни наступал перелом – например, они не могли выехать за границу или поступить в престижное учебное заведение. И нужно было научить ребенка бороться с апатией и постоянно подпитывать энергетические функции организма для противостояния болезни. Была своя специфика и у туберкулезных препаратов, меняющих поведение ребенка. Поэтому было необходимо проводить с ним сеансы психотерапии. Специалист вместе с юными пациентами очень много работала с глиной, шила кукол, подключала для лечения песочницу. Дети охотно приходили на консультации – для каждого проводилась индивидуальная работа. Позже учреждению закупили пианино, устроили студию с мольбертами, появился художник – через цвет рисовал тайные и выдавленные проблемы детей. Они потом быстро шли на поправку.

«Детская туберкулезная больница стала первой в стране психотерапевтической площадкой с большими возможностями. То, чем я занималась тогда, я сейчас масштабирую на свое профильное учреждение и понимаю, что моя дорога выбрана не зря и все, что предпринималось было сделано с большим опережением по времени – отношение к детям, сочетанный подход к лечению. Приморский край как был передовым регионом в вопросах фтизиопульмонологии детского возраста, так и сейчас остался на лидирующих позициях», - отмечает доктор.


Возврат к списку